Блог Сочи Все о яхтах и водном транспорте

Кто, когда и как давал имена кораблям

0 Комментарии
885

Мы уже узнали из подлинных документов, как и по каким случаям Петр I давал имена построенным им кораблям.

При вторичном рождении флота, во времена царствования Екатерины II, спуск корабля и его «крещение» оформлялись официальными государственными актами и записывались в журнал Адмиралтейств-коллегии. Поэтому у нас появляется возможность проследить за тем, кто, когда и как давал имена кораблям.

Названия крупным военным кораблям высокого ранга давались главой государства — императором или царствующей императрицей устно, запиской, приказом или, в особо важных случаях, указом. Из этого можно заключить, что акту наименования корабля придавалось высокое государственное значение.

Несколько примеров из документов.

Из Высочайшего собственноручного указа гр. Чернышову, август 1771 г.: «Граф Иван Григорьевич! Ко мне адмирал Кновлес [Ноульс] донес, что оба корабля на адмиралтейской верфи готовы... Кораблям дать следующие имена:«Св. жен Мироносец» и звать просто «Мироносец»;

  1. «Св. жен Мироносец» и звать просто «Мироносец»;
  2. «Св. вел. кн. Владимир».

Как видим, Екатерина II но докладу кораблестроителя Ноульса «отписала» президенту Адмиралтейств-коллегии собственноручную записку с указанием имен кораблей.

Иногда названия кораблям (с разрешения императрицы) давал наследник престола - генерал-адмирал Навел Петрович. Вот его письмо адмиралу Талызину: «Из поднесенных ее и[мператорским] в[еличеством] двух докладов... но другому ее и[мператорское] в[еличество] соизволила указать, чтоб имена построенным и достраивающимся кораблям и фрегатам я назначил; вследствие сего высочайшего повеления назначенные им мною имена следующие: одному из построенных в 761 году и в 762 году у города Архангельского двух 66-пушечных кораблей «Св. Иаков», другому - «Св. Александр Невский»: одному из достраивающихся ныне у города Архангельского двух такого же -ранга кораблей — «Северный орел», другому - «Не тронь меня»; одному из построенных в оных же 761 и в 762. годах у города Архангельского двух 32-х пушечных фрегатов - «Св. Сергий»., другому — «Св. Федор»; одному из достраивающихся ныне у города Архангельского двух такого же ранга фрегатов - «Гремящий», другому «Надежда»; о сем для дальнейшего сообщения ваше превосходительство через сие уведомляю. 9 июня 1763»..

В редких случаях право давать название кораблям предоставлялось Адмиралтейств-коллегии. Вот запись в журнале заседаний коллегии от 7 июня 1764 г.: «В Адмиралтейской коллегии адмирал Талызин предлагал словесно: 5 числа сего месяца докладывал он, адмирал, ее и[мператорскому] в[еличеству], как соизволить наименовать построенную собственноручную ее и [мператорского] в[еличества] яхту и для коммерции в Средиземном море фрегат, а коллегия рассуждает оному фрегату дать название «Надежда благополучия». О названии построенной ее в[еличеством] яхты соизволила ее и[мператорское] в[еличество] указать яхту именовать «Вторая Екатерина», а фрегату быть как коллегия рассудила. Его и[мператорское] в[ысочество] приказал собственную яхту называть «Счастие».

Как видим, Екатерина сама дала название своей яхте, Навел Петрович тоже, а «торговому» фрегату императрица разрешила дать имя Адмиралтейств коллегии.

Очевидно, Адмиралтейств-коллегия имела право давать названия мелким судам. Например, запись в журнале заседаний от 1 мая 1766 г.: «Коллегиею приказали: посылающимся в некоторую экспедицию построенным на Олонецкой верфи гальотам дать имена:

  1. No 1 — «Кронштадт»,
  2. No 2 — «Кроншлот»,
  3. No 3 — «Цитадель»,
  4. No 4 — «Кронверк»...».

Замечаем, что здесь та же система: все названия «крепостные», т. е. среднего уровня иерархии.

Вот еще запись в журнале заседаний коллегии от 8 июля 1766 г.: «Коллегиею приказали: спущенные сего июня 3 дня строения корабельного мастера Ламбе-Ямеса два фрегата, большой препорции ради адмиралтейской коллегии, а другой малой препорции для кадетского корпуса, по соизволению его и [мператорского] в[еличества] генерал-адмирала наименовать: первый — «Александр», а второй — «Надежда».

Итак, названия кораблям давали императоры, генерал-адмиралы (по согласованию с монархом), Адмиралтейств-коллегия (с разрешения императора или генерал-адмирала, а иногда и от своего имени).

Но всегда ли так было?

Основательница Черноморского флота, императрица Екатерина II, назначив князя Г. А. Потемкина главнокомандующим созданных и организованных им военно-морских сил, предоставила ему широкие полномочия и практическую независимость от петербургской Адмиралтейств-коллегии. Потемкин получил также и право давать названии кораблям. Вот несколько примеров.

  • Ордер князя Потемкина вице-адмиралу Клокачеву от 18 июня 1783 г.: «Безыменным команды в[ашего] п[ревосходительства] фрегатам даны от меня следующие названия: 7-му «Херсон», 8-му «Осторожный», 9-му «Поспешный», 10-му «Крым», первому на-десять «Храбрый», второму ha-десять «Легкой», шестому на-десять «Скорый», купленному у купца Фурсова — «Вестник», а бомбардирскому кораблю — «Страшный». О таковом их наименовании доложить в команде вашей».
  • Ордер No 395 Потемкина вице-адмиралу Сухотину от 24 октября 1784 г.: «Приготовленный в Херсонской верфи к спуску на воду под No 1 корабль, в[ашему] п[ревосходительству] предписываю именовать «Святой Павел», рекомендуя при этом как о спуске оного тотчас отрапортовать, так и о прочих производимых работах продолжить ваши донесения».
  • Ордер No 49 Потемкина вице-адмиралу Сухотину от 2 апреля 1785 г.: «С удовольствием вижу я из донесения вашего от 13 сего месяца приуготовление к спуску на воду в мае месяце корабля под No 3-м и фрегата под No 1-м, а впоследствии того рекомендую в[ашему] п[ревосходительству] по совершении оных спустить сии суда со стапелей, не ожидая особого о том повеления; именовать оные, корабль — «Мариею Магдалиною», фрегат — «Св. Георгием», и но спуске их немедленно меня уведомить».

Однако «по случаю занесения корабля «Марин Магдалина» в Константинополь и не соответствующих имен, данным некоторым судам, Адмиралтейств-коллегия в начале 1788 года... дала некоторым судам новые имена». Множеству судов были даны религиозные названия или православные имена. Таким образом, обилие религиозных названий судов Черно морского флота связано не с распоряжениями Г. А. Потемкина, а с приказанием Адмиралтейств-коллегии.

Во время военных действий при удаленных морских экспедициях право давать имена судам получал и командующий эскадрой. Приведу два примера.

Выписка из письма от 28 марта 1870 г. командующего второй Средиземноморской эскадрой контр-адмирала Эльфинстона графу Панину: «Я нанял три транспорта, из которых один назвал вашим именем, а остальные два Щ «Граф Орлов» и «Граф Чернышев». Так в составе объединенной эскадры под командованием графа А. Г. Орлова в Средиземном море появились транспорты с именами русских государственных деятелей того времени — «Граф Панин», «Граф Орлов» (назван в честь старшего брата Г. Г. Орлова) и «Граф Чернышев».

Знаменитый русский корсар в Средиземном море, грек Ламбро Качони, принятый на русскую службу и прославившийся в войне с турками, организовал на свой счет эскадру небольших боевых судов, которая успешно действовала на турецких морских коммуникациях. В письме к председателю Черноморского адмиралтейского правления Н. С. Мордвинову от 23 апреля 1788 г. он писал: «Из письма моего от 23 прошедшего изволили видеть В[аша] Светлость], что в Триесте, во всем собственным моим коштом, купил, вооружил и людьми военными укомплектовал одно трехмачтовое судно, ни мало чем меньшее от военного фрегата, именующееся «Минерва Северная» и что тогда же отправился в коре... Помянутым 4 судам, при соблюдении должного обряда, объявлены от меня и ныне именуются следующн ми названиями: те 2 кирлачицы, которые взяты в приз, 1-я, яко большая и отменно лучшая от прочих, на которой 22 пушки и которая была сделана дли капитан-паши — «Великий князь Александр»... Те, которые добровольно в Цефалонии согласились служить в нашей службе: 1-е «Князь Потемкин-Таврический», 2-е «Граф Александр Безбородко».

Как видим, Ламбро Качони дал своим судам престижные, политические названия, которые по представлениям того времени олицетворяли Россию: он назвал самое большое судно в честь императрицы Екатерины II (Северной Минервы, как ее величали придворные), BTopoeHS именем ее внука, великого князя, а остальные — именами государственных деятелей.

А вот два необычных случая. Взятую в плен у о. Корфу французскую шебеку (18-пушечную) 29 октября 1798 г. отрядом Селивачева, по распоряжению Ф. Ф. Ушакова, назвали «Макарий» по имени Макара Ивановича Ратманова, лейтенанта, который ею командовал. Построенные в 1824 г. в Астрахани бриг «Петр» и яхта «Марфа» назвали по имени главного командира Петра Герасимовича Орловского и его жены Марфы.

Теперь посмотрим, когда давали названия кораблям. Анализ многочисленных фактических материалов эпохи парусного флота убеждает, что чаще всего имя кораблю давалось после его постройки, в день спуска на воду, но бывали исключения. Познакомимся с некоторыми материалами XVIII в.

Из записи в журнале Адмиралтейств-коллегии от 2 декабря 1785 г.: «Коллегиею приказали: построенный в Кронштадте 100-пуш. корабль именовать «Саратов». «Слушали записку от 7 числа сего месяца генерал-адъютанта Кушелева, что его императорское] в[еличество] построенный при Херсонском адмиралтействе 74-пушечный корабль No 3, который минувшего июля 19 числа и спущен на воду, высочайше наименовать соизволил «Симеон и Анна» (запись от 10 ноября 1797 г.).

Запись от 3 августа 1788 г.: «Сего августа 2 дня, пополудни в начале первого часа, при высочайшем присутствии Ея И[мператорского] в[еличества] и Их Высочеств, стоящие на стапеле новопостроенные два 100-пушечных корабля спущены благополучно, кои поименованы один «Двунадесять Апостол», а другой «Князь Владимир». Такие записи встречаются чаще всего, т. е. имя кораблю давалось после его постройки.

Но вот и другой вариант. Записка графа Кулешева в Адмиралтейств-коллегию от 23 декабря 1799 г.: «Наименовать строемые корабли: при С.-Петербургском адмиралтействе: 100-пушечный «Гавриилом», 80-пушечный «Рафаилом», 76-пушечный «Уриилом» и 74-пушечный «Селафаилом»; в Николаеве: 100-пушечный «Ягудиилом» и 74-пушечный «Варахиилом». И еще: «Строящийся же в Англии пароходо-фрегат е[го] в[еличеству] благоугодно было наименовать «Владимир»Щ- из письма адмирала М. П. Лазарева начальнику штаба Черноморского флота В. А. Корнилову.

Иногда с «крещением» кораблей сильно запаздывали. Один пример: «Коллегии генерал-поручик граф Чернышев объявил: ее и[мператорское] величество] соизволила повелеть прибывшим в Кронштадт от города Архангельского кораблям дать имена: первому «Тверь», а второму «Саратов» (из записи от 18 октября 1765 г.). Оба корабля были спущены 30 апреля 1765 г., совершили долгий переход вокруг Скандинавии из Архангельска в Кронштадт, и только через 5 месяцев и 18 дней получили свои имена.

Из письма Екатерины 11 графу Алексею Орлову: «В Лиссабон зашел корабль No 2-ой, которому я велела дать имя «Ростислав», Как видим, здесь ужо имя дано «вдогонку», корабль ушел в далекую Архипелагскую экспедицию безымянным.

Еще реже давалось имя при закладке корабля. Интересна в этом смысле запись в журнале от 31 декабря 1796 г.: «Его и[мператорское] величество] Павел I высочайшею особою своею удостоя быть в адмиралтействе при закладке трех фрегатов и заложив оные, изволил наречь следующими именами: «Еммануил», т. е. «С нами бог», «Вифлеем», «Назарет».

И, наконец, как давались имена кораблям, на основе каких официальных документов.

Снова обратимся к историческим фактам.

  • «Ее И [мператорское] В[еличество] во время высочайшего своего при спуске новопостроенного в здешнем адмиралтействе 66-ти пушечного корабля присутствии всемилостивейше оный корабль именовать изволила «Св. Георгий Победоносец»; приказали сие записать в протокол»,— запись от 3 мая 1770 г.
  • «Слушали подписанный собственною ее императорского] в[еличества] рукою в 28 день сего мая именной указ, по которому всевысочайше повелено новопостроенный корабль именовать «Святославом»,— запись от 27 мая 1769 г.
  • «Адмиралтейств-коллегии адмирал Мордвинов, возвратясь от двора ее и[мператорского] в[еличества] объявил, что ее и[мператорское] в[еличество] указать изволила построенные у города Архангельского два корабля именовать: No 1 — «Всеволодом», a No 2 — «Ростиславом»,— запись от 3 ноября 1769 г.

Записка генерал-адъютанта Кушелева в Адмиралтейств-коллегию от 21 ноября 1796 г.: «Его и[мператорское] в[еличество] Павел I высочайше повелеть соизволили, чтобы корабли, стоящие в Архангельске, как спущенные на воду, так и стоящие на стапеле, были наименованы:

  • 74-пушечные: 1-й — «Исидором», 2-й — «Северным орлом», 3-й — «Всеволодом»;
  • 66-пушечные: 1-й— «Азиею», 2-й — «Победою»;
  • фрегаты: 44-пушечный — «Счастливым», 36-пушечный - «Поспешным».

Еще одна записка Кушелева от 24 января 1800 г.: «Его и[мператорское] в[еличество] отданным сего числа при пароле приказом высочайше повелеть соизволил: построенные вновь в здешнем флоте суда наименовать: катера линейного флота первый — «Вестником», а второй — «Гонцом»; гребной бриг — «Легким»; батареям же бомбардирским 6 и прочим о 7 пушках 23-м называться по номерам, каждый по своему числе».

Таким образом, имена кораблям давались, как правило, главой государства (или от его имени) указом, приказом, запиской, словом, но обязательно с последующей записью в журнал Адмиралтейств-коллегии.

*Научно-Популярное издание - 1989 г. Юрий Семенович Крючков «Имя на Борту»

5.0
Запись обновлена: 29 Март 2019 03:12
Похожие статьи : Аренда Яхт как бизнес Как стать капитаном
Сочи Морские прогулки Яхты в аренду Аренда Яхт Сочи адлер Имеретинский Порт катер на прокат экскурсии на теплоходе рыбалка в море

Пока нет комментариев...

Оставить свой ответ на запись

Ваш email адрес не будет публиковаться.